Cайт Андрея Козырева

Вторник, 19.09.2017, 14:39

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Каталог файлов | Регистрация | Вход

Главная » Файлы » Мои файлы

Три добродетели
[ Скачать с сервера (29.4Kb) ] 01.07.2013, 08:10

1.      Вера.

 

Дневник ангела

День седьмой

 

Ну наконец-то я смогу отдохнуть по-настоящему! Достаточно я трудился, прокладывая русла рек, возводя горы, выращивая леса. Теперь я – в отпуске. Властитель после шести рабочих дней устроил себе выходной, и я добился права отдохнуть вместе с ним. Только где мне провести отпуск? Я долго размышлял над этим и в конце концов решил, что для меня лучше всего было бы отдохнуть на Земле, чтобы посмотреть, как живут там люди. Интересно, какая у них душа, во что они верят, чего ждут, на что надеются? Итак, собираю вещи и – в путь!

 

1 апреля 2011 года

 

Я на Земле. Я принял облик юноши, работающего актером в театре одного из больших городов Земли. Этот юноша давно мечтал увидеть Небо, и я разрешил его душе побывать там, пока я на Земле исполню его роль. Сегодня я впервые проснулся в человеческом жилище, впервые позавтракал (очень непривычные ощущения), прогулялся по улицам города. Толпа людей, идущих по улицам, заинтересовала меня.  Раньше я видел их только сверху вниз, и они казались мне такими же существами, как амебы в том первичном океане, из которого возникла жизнь. Это было бесконечное пространство для увлекательных экспериментов… Теперь я увидел их по-новому: каждый из людей был своего рода миром, который надо было заново открывать. Прежде я, не проникая в их души, следил за их жизнью извне, зная, что они стремятся к истине и я должен их подталкивать к этому… А сейчас я задался новым для себя вопросом: человек для истины или истина для человека? Надо будет поразмышлять об этом потом, на работе… Для этого у меня будет вечность. Как мало!

 

2 апреля

 

В театре, где работает мой актер, ставится спектакль «Идиот». Для меня, профессионального ангела, было бы очень интересным сыграть «князя Христа». Это повышение в статусе – или понижение? Не знаю…

 

5 апреля

 

Сегодня, возвращаясь с работы, я ощутил, что после завершения репетиции продолжаю ощущать себя князем Мышкиным. Более того – я больше не ощущал себя ангелом, праведным по природе, я чувствовал себя человеком, идущим к добру вопреки своей природе. Я не мог выйти из состояния актерского перевоплощения, актерского творчества… Да, творчество – это работа, каждый отпуск с которой оказывается проведенным за свой счет.

 

6 апреля

 

  Сегодня я на репетиции заговорил с Лидией – актрисой, играющей Аглаю. Это невысокая девушка с тонким лицом, белыми руками, на которых иногда были заметны небольшие пигментные пятна, и быстрыми движениями. У нее был парень – Григорий, парень высокого роста, с прямыми, плохо поддающимися причесыванию волосами, острым взглядом маленьких, будто граненых, глаз и ядовитой ухмылкой. Он тоже играет в нашей постановке.

  Не думаю, что между ними могли бы быть настоящие взаимные чувства… Моя ангельская интуиция подсказывала мне, что от их союза не следует ждать добра. Я должен помешать их дружбе… В разговоре с Лидой я заметил, что мужчина любит женщину, так как видит в ней загадку, а женщина любит мужчину, так как считает, что понимает его. Лида заинтересовалась этой мыслью, она посмотрела на меня как-то по-особенному. И я никак не мог понять, что за чувства всколыхнулись во мне тогда, под этим взором? Странно: я вижу чужие души, но собственная становится для меня все более непонятной.

 

 8 апреля

 

  Когда сегодня я репетировал сцену, в которой Мышкин падает в припадке перед гостями Аглаи, я почувствовал некоторую боль в голове. Странное, необычное ощущение… Вместе с тем я понимал, что я счастлив. «Как можно видеть дерево – и не быть счастливым, что видишь его?» Странная диалектика счастья и боли, которую нам не объясняли в раю… Мы не можем постоянно быть счастливыми только потому, что быть счастливым скучно.

 

10 апреля

 

Григорий – актер, играющий роль Рогожина – явно настроен недоброжелательно по отношению ко мне. Он смотрит на меня с ненавистью и постоянно о чем-то шепчется с друзьями за моей спиной… Темная личность. О нем говорят, что у него было трудное детство. Разве это оправдывает его? И разве в мою пользу говорит моя «правильность», если я получил ее по природе, не выбирая? Если преступника не наказывают, оправдывая его преступление влиянием среды, то почему героя награждают за заслуги, причиной которых также была среда?

 

11 апреля.

 

Поведение Лиды становится все более странным. Она постоянно ходит за мной, шепчет мне комплименты, а угрюмый Григорий молча наблюдает за этим. Сегодня вечером после репетиции Лида пыталась пригласить меня к себе, но я вежливо отказался. В театре ходят слухи, что между нами роман… Мне кажется, что какая-то сила пытается втянуть меня в неприятную авантюру.

Что такое любовь? Люблю ли я Лиду? Только как ангел-хранитель, а не как мужчина… А главная трудность в любви – это спасение от себя того, что любишь. Почему только сейчас я понял это?

 

13 апреля

 

  Лидия призналась, что любит меня. Григорий в этот вечер ходил мрачный и что-то язвительно шептал своим дружкам, а на следующий день не вышел на работу. Говорили, что он напился, что вообще-то не было ему свойственно… Я вроде не был виноват в этом, я не хотел отбивать у него Лиду, – она сама потянулась ко мне… Но я ощутил что-то, похожее на муки совести. Это было впервые для меня! Раньше я приходил, как совесть, к людям, а теперь кто-то из моих коллег приходит ко мне. Мне даже стыдно перед моим ангелом, призванным мучить ангела… Совесть, мучая человека, сама мучится гораздо больше, чем этот человек.

 

14 апреля

 

За три дня до премьеры Лида объявила Григорию, что больше не любит его. Так получилось, что вопреки своей воле я встал на пути к их счастью… Я хотел сделать им добро, защитив их от безрассудства, но забыл при этом, что я – человек. Лида полюбила меня и ради меня бросила Григория! Если бы я был ангелом, то этого бы не случилось. Я хотел сделать добро, но по лицу Григория сразу видно, что ему я причинил только зло. Добро должно быть не с кулаками, а с мозгами. Безмозглое добро с кулаками – вещь опасная…

 

 15 апреля. Великая Среда

 

            Я не знаю, состоится ли спектакль. Я вообще ничего в этой жизни не знаю… Григорий повесился час тому назад, будучи пьяным.  Лидия отнеслась к этой новости совершенно равнодушно: она теперь чуть ли не молится на меня… Совесть не мучает ее: это чувство легко поддается дрессировке и становится послушным, но после этого оно, как прирученный зверь, становится неспособным к деятельной жизни на воле.

            Меня же, наоборот, совесть просто грызет. И кто я после этого – ангел или демон? Как я смогу вернуться на небо, если по моей вине один человек погиб, а другой ослеп к чужим страданиям? Я не знаю, есть ли толк от моих угрызений. Иногда совесть становится формой любования своими пороками. Обличая пороки, мы более всего помогаем им жить, ибо привлекаем к ним наше внимание!

 

17 апреля. Страстная Пятница

 

Премьера все-таки состоялась. На роль Рогожина в последний день нашли дублера. Я, как и прежде, играл Мышкина, хотя не знаю, имел ли я на это право. Известия о гибели одного из актеров привлекли к спектаклю скандальное внимание, и зал был переполнен. Мне было трудно выйти на сцену, я ощущал ужасную головную боль. Но тем не менее работа есть работа, «и надо плакать, петь, идти», как сказал поэт…

Самой трудной сценой для меня стала сцена на лестнице, где Рогожин заносит нож над Мышкиным, а тот кричит: «Не верю!» – и падает в эпилептическом припадке. Я не мог крикнуть это, я слишком поверил в зло, чтобы отрицать его… И голова так мучительно болела…Чтобы понять, как боль переходит в знание, надо ощутить, как знание переходит в боль. Я полностью понял это тогда, на сцене.

И вот наконец – решающий миг. Я поднимаюсь по ступеням лестницы, и только редкие пятна света освещают мою дорогу. Откуда-то сверху на меня смотрят чужие демонические глаза… Кто это? Дублер? Григорий? Сам Рогожин? Или кто-то иной? Я уже не могу это определить. Вот этот Кто-то достает нож… как ярок лучик света, сверкающий на его лезвии! Я должен крикнуть: «Не верю!»… но кричу совершенно другое. «Верю, Григорий, верю!» – кричу я. Я верю в жизнь сквозь смерть, в Бога сквозь дьявола! Крик… Разве я могу кричать так? Или это кричит кто-то другой во мне? Страшные удары… кажется, что я качусь куда-то вниз… Я падаю с лестницы, потом со сцены… Из-за кулис выбегает Лида, она смотрит на меня, трогает пульс…

 

Напрасно. Ангел мертв. И нет больше человека. Я вынес все, что смог. Багровый туман колышется перед моими глазами, и теперь мне предстоит, представ перед ликом Властителя, ввергшего меня в это искушение, ждать, какой приговор вынесет Он мне.

Категория: Мои файлы | Добавил: Недопушкин
Просмотров: 162 | Загрузок: 62 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
avatar

Форма входа

Категории раздела

Мои файлы [34]

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0