Cайт Андрея Козырева

Понедельник, 20.11.2017, 18:25

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Блог | Регистрация | Вход

Главная » 2015 » Март » 16 » ПАУТИНА. Пролог к жизни.
14:53
ПАУТИНА. Пролог к жизни.

Мёртвым – покой,  а живым – живое.
                               Пословица

            Ибо прежнее прошло.
                       Апокалипсис

 

ПРОЛОГ К ЖИЗНИ

 

«История души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа…»

 

Лермонтов. Герой нашего времени

 

Порой, заглядывая в чужую жизнь, испытываешь то же чувство, что и при взгляде в темный овраг, покрытый туманом: глубина и полумрак таят в себе загадку и зов, а за ними – целая кладовая, подобная памяти людской, скрывается.

Посмотришь так – и застынешь, как от нежданной сокрушительной правды некоего нового странного мира, ощущая огромность замершего пространства холода над людьми и миром… Плот­ны­й, задумчивый, ту­ман осе­дает на кустах, наполняя пространство собою. Мир по­слушно и угрюмо тает в нем, и, ка­жется, необоримо нас­ту­пает на человека та изначальная муть, в ко­торой перемешаны были ког­да-то тысячелетия ис­то­рии человеческой, – все дела, победы и падения наши. Но вот привыкает глаз к туману,  и предметы,  медленно вылупливаясь из дымки ночного сна, встают перед нами, нес­ме­лые, смущенные, – так смотрел Адам на творца сразу по сот­во­ренье, не зная еще ни значения, ни пути, ни имени своего. Следы птиц и зверей неизвестных, разноцветье трав, паутинки и бусинки дождя мимолетного, ворохи сырых тканей тумана,  голоса чьи-то, переплески ручейка и медные, звонкие отблески луны на его волнах – все это хранится в овраге, как в шкатулке самоцветной, только не каждому дано понять смысл таимых здесь сокровищ.

Для кого-то это все – пустяки, разрозненные атомы жизни, не связанные смыслом и родом, а для кого-то – прямая красота в каждой травинке, в каждом блике луны, в каждом переплеске речи ручьевой скрывается. Ветер самозабвенен, велик и прозрачен. И воздух полон мельтешения взбунтовавшихся богов, снующих бликами туда-сюда и дарящих атмосфере дрожание. Нежная молодая трава обнимает грубые солдатские тела упавших деревьев. А в небе от звезды к звезде – словно следы кровавые… Велика тайна и красота мира сего, Господи!

Впрочем, не каждый способен уразуметь это, большинство мимо проходит, так и не оценив великого смысла простых вещей.  Встает перед глазами человеческими не мир, а сплоченный синий воздух, плотный и душный, сквозь который лишь иногда доносятся отзвуки тайно текущей жизни...

И дремлет овраг, полный тумана, и словно хмурится в тишине, как человек мудрый, свое поживший и многое узнавший, не имея возможности другим людям свое самое-самое главное передать. И смотришь на воздух, движущийся над пространством, и тайное сиротство жизни чувствуешь…

Деревья думают корнями, ветвями и корой, гонят свои мысли по жилам из недр захолустной земли к высокому головокружительному небу. И морщинится почва, и дрожит туман, и ветви над оврагом колышутся, будто брови над высоким лбом...

Но глубокие морщины земли хранят память обо всех тварях божиих, здесь побывавших, и верит наивная земля, что кто-то обязательно пройдет здесь и прочтет тайную повесть ее. И за чье-то сердце зацепится эта красота. И в чьей-то памяти благодатный побег пустит. Не зря ведь все в жизни происходит. Верно, не зря.

У всего в мире, даже у самого пустячного пустяка, суть своя есть и назначение. И у звезды, и у зверя, и у человека…Только существование зверя безвестно и устойчиво, один человек перед собой живет и сам себя судит и подкашивает.

Так думаешь, глядя в полумрак оврага; так думаешь, вспоминая о жизни человека, который долгие годы где-то рядом жил, дышал, мыслил – и нежданно ушел-умчался за грань этого мира, туда, откуда дыхание живое не доносится и голоса людские не слышны.

Смерть – это теснота. И хочется вывести человека из нее на воздух свежий, рассказать его жизнь заново – хотя бы себе, чтоб уразуметь суть ее, а может, и людям, чтоб они свой вывод извлекли и, может быть, меня поправили. Память – это ведь просто сырье, ее надо в будущее переработать…

Для этого и создаются книги, для этого я и излагаю эту историю вам.

И с каждым словом рассказа словно все глубже в сырой полумрак оврага погружаюсь. И, подобно всему человечеству, продвигаюсь во времени все дальше и дальше – с трудом, с боями, захватывая вечность кусок за куском, город за городом, луг за лугом, и отступает незримо растущее время, верное тактике заманивания и изматывания противника.

Жизнь, она одна на всех, ее люди всем скопом несут, когда одно поколение умается – другому ее передает. И несут ее люди новые, и людей все больше, а жизнь так же трудно нести, вес ее вместе  с силой человеческой возрастает. И я тоже несу бремя это – все дальше и дальше…

Кажется, что пустота над дорогой моей, как перед грозою, в клубок собирается, чтобы лопнуть потом... Вот уже ветер жизни чужой веет мне в лицо, и сухие травы с горьким трепетом хрустят под ногою…

Путь начат. Господи, благослови!

Категория: ПАУТИНА. Роман-иероглиф | Просмотров: 261 | Добавил: Недопушкин | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 0
avatar

Форма входа

Категории раздела

ПАУТИНА. Роман-иероглиф [27]
Большой биографический роман, публикуется постепенно, по мере написания.

Поиск

Календарь

«  Март 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0